Зависимость и объектные отношения
Терапевтическое расщепление аналитика - которое является результатом специального обучения -  парадоксальным образом приводит к интеграции прошлого и настоящего клиента, к диалектическому разрешению противоречий между поведением и мышлением. Это происходит благодаря тому, что терапевт одновременно и присутствует в отношениях и анализирует их. Он занимает позицию конечной точки точка переноса, но не выражает его содержания. Клиент соблазняется терапевтом на реальные отношения, но последний инвестирует фантазматические. Такая амбивалентная позиция задает необходимую разность потенциалов между воображаемым и символическим регистрами и приводит к перемешиванию различных измерений опыта. Попробуем развернуть эти тезисы.   Есть известное противоречие между истинной самостью и ложной - первая связана с удовлетворением потребности быть привязанным, вторая - с вынужденной сепарацией, в то время, когда надежная связь еще не установилась. Ложная самость отражает попытки справиться с разочарованием в отношениях самостоятельно, игнорируя совместность. В результате потребность в достаточно хороших отношениях оказывается нереализованной из-за того, что отношения продолжают оставаться важными, но при этом кажутся очень небезопасными для того, чтобы в них находиться.    Перенос содержит в себе оба эти компонента - завуалированную потребностью в более качественных отношениях (истинная самость) и явный способ избежать повторной ретравматизации (ложная самость). Явный не в смысле очевидный, но идущий в авангарде отношений, но при этом, до поры до времени, скрытый как от клиента, так и от терапевта. Для того, чтобы сделать его явным, необходима особая позиция терапевта.   Ложная самость в переносе организует отношения с терапевтом таким образом, чтобы в очередной раз получить подтверждение знакомого способа делать привязанность безопасной за счет дистанции и частичного присутствия. Клиент ищет в терапевте хороший объект, который поддержит эту игру и будет удовлетворять потребность на поведенческом уровне, например, любить клиента в той  форме, которая ему подходит, не имея задачи отрефлексировать правила этой игры и то, каким образом она появилась в жизни клиента.    Клиент ставит своей бессознательной целью аннулировать терапевтическую позицию и превратить терапевта в один из экспонатов своего внутреннего музея, то есть, фактически, лишить собственного бытия. Задача же терапевта состоит в том, чтобы сопротивляться этому влиянию и давать парадоксальный ответ на привычный для клиента вызов. Если клиент оперирует устоявшимися гештальтами для того, чтобы структурировать хаотический мир, терапевт предлагает сделать шаг от формы поведения к процессу мышления, который его запускает.     Истинная самость представлена опытом, который не был распознан и символизирован в ранних отношениях и поэтому он остается в виде диссоциированного первичного процесса; это некоторая потенциальность, которая, с одной стороны, стремится к проявлению, а с другой - не имеет возможности быть явленной без поддержки извне. Истинная самость, как травматическое ядро субъективности, является фундаментом для ложной самости. Эти два вида опыта находятся друг с другом во взаимозависимых отношениях - ложная самость необходима для того, чтобы скрывать диссоциированные части, но при этом внутри нее подготавливаются условия для актуализации истинной самости с последующей реляционной обработкой и ассимиляцией.    Задача терапевта, таким образом, состоит в том, чтобы фрустрировать проявления ложной самости и поддерживать проявления истинной. Однако, это не так просто, поскольку терапевт также обладает бессознательным и его способность делать выборы оказывается под сильным влиянием собственной ложной самости, которая вступает в молчаливый сговор с клиентской. В этом смысле терапевту важно занимать терапевтическую позицию, в которой он исследует измерение мышления, не только по отношению клиенту, но и по отношению к самому себе. Другими словами, в кабинете находится два клиента - один собственно клиент, а второй - собственный клиент.    Фрустрация ложной самости осуществляется через способность стать анти-объектом для требований, которые клиент проецирует на терапевта; требований, связанных с ожиданием непосредственного удовлетворения. Если зависимые отношения можно рассматривать как отношения диады, тогда  введение в пару аналитика как анти-объекта - или наблюдателя  в мета-позиции, который анализирует и клиента и терапевта - создает необходимую триангуляцию для формирования эдипальной ситуации и движения от пограничной организации контакта к невротической.    Мета-позиция аналитика, в которую он ускользает, отказываясь быть объектом удовлетворения для клиента, оказывается для последнего символическим фаллосом, задающим терапевтическую позицию - и с этой функцией, как возможностью наблюдать за психическими процессами - клиент идентифицируется в ходе работы. Перенос развивается от воображаемого регистра, когда клиент идентифицируется с качествами аналитика, к символическому, в котором клиент исследует устройство своих идентификаций. Метафорически выражаясь, удовлетворение потребности это рыба, возможность стать аналитиком для самого себя - удочка, которую клиент мастерит в процессе терапевтических отношений.    Проявления истинной самости в терапевтических отношениях могут быть самыми разнообразными, в зависимости от того, какой теоретической парадигмы вы придерживаетесь. Но в общем случае я бы попробовал сформулировать так. Мы переживаем клиента по тому эффекту, который он в нас вызывает. Истинная самость проявляется - и улавливается - в том случае, когда терапевт внезапно становится тем элементом пазлом, который точно занимает предуготованное ему место так, что на какой то момент логика терапевтических отношений становится ясной и очевидной.    Это обнаружение терапевта как того, в котором отражается не просто потерянное, но потерянное и забытое, останавливает навязчивое повторение и удвоение мира.  Когда прослойка символического, поддерживающая двойственность субъекта и объекта, внезапно исчезает и пропадает необходимость действовать. Метафорически выражаясь, если рассматривать ложную самость, или фантазм, как циклон, уносящий Элли в сказочную страну, в самом его центре есть место, в котором достаточно просто присутствовать. И никуда не надо идти, поскольку вы уже и так там.  
Подробнее
Интерсубъективная модель эмоциональной зависимости
Эмоциональная зависимость, с одной стороны, является весьма болезненным состоянием для того, кто его проживает, а с другой оказывается исключительно точной метафорой устройства субъективности вообще. Подобная экстраполяция уже была использована в отношении паранойи и нарциссизма, когда одна из форм организации персонального опыта позволяла описать общие закономерности психического устройства, даже если в этом опыте не была представлена клиника - психотическая или пограничная, соответственно. Попробуем сделать похожее преобразование и для феномена эмоциональной зависимости.    Метафорически выражаясь, идентифицированный объект зависимости, к которому устремляются намерения аддикта, то есть зависимого, представляет из себя красивую обертку, натянутую на пустоту. Пустота здесь не является оценочной категорией в отношении объекта зависимости, но характеризует фундаментальный разрыв, существующий в психике зависимого. Как впрочем и в любой другой, о чем я попробую сказать позже. Этот разрыв лежит между историей реальных отношений и хаосом бессознательной жизни, которой с помощью этой истории пытаются придать форму. Разумеется, безуспешно.    Этот разрыв давно уже является общим местом в попытках описать устройство субъективности. Уровень сознательной самости, построенной в виде сетки нарративов, подобно земным материкам, плавает по поверхности жидкой магмы бессознательной активности и у этой корки, как у кувшинки в сказке про Дюймовочку, нет корня, который бы связывал эти уровни напрямую. Воспользуясь лакановским представлением, можно сказать, что сознательное, как слой означающих, не имеет строгой связи со слоем означаемых, то есть бессознательным. Нарративы отсылают к самим себе, нежели напрямую вырастают из глубинных бессознательных предпосылок. Если рассматривать сознательное как видимую часть айсберга, то с этой позиции, у него пропадает подводная часть, к которой можно обратиться, просто двигаясь в глубину, а точнее, этой подводной частью может оказаться любая другая глыбина, проплывающая в произвольном месте.   Теперь вернемся, собственно, к зависимым отношениям. Если между сознательным и бессознательным не существует отношений детерминирования, когда одно напрямую обуславливает другое, нам нужно поискать другой принцип их взаимодействия. Мне кажется, в качестве такового принципа может выступать корреляционизм - когда нечто сочетается с чем-то посредством некоторого правила, заданного за пределами этой системы. И тогда поиск правила, благодаря которому бессознательное начинает соотноситься с сознательным, логичным образом приводят нас к интерсубъективности.    В данном случае под интерсубъективностью будет пониматься бессознательная связь между двумя субъектами. Иными словами то, как будет “устроена” моя собственная психическая жизнь, определяется той корреляцией сознательного и бессознательного, которая задается контактом с другим. Тем, с которым я вступаю в отношения. В оптике угол отражения равен углу падения; в оптике психического угол отражения и, соответственно, та картинка, которая будет доступна феноменально, определяется поверхностью и средой, в которой распространяется свет то есть интерсубъективностью.   Теперь становится понятно, что пустота объекта зависимости, о которой я говорил в самом начале, имеет отношение не к нему, но является собственностью зависимого. Другой, в данном случае, оказывается решением, которое создает иллюзорное переживание собственной целостности и, одновременно, за счет несовпадения желаемого и действительного, намекает на то, что я, как субъект, изначально расщеплен и неполон. Феномен зависимости делает это состояние особенно ярким, подсвечивая важнейший момент неконгруэнтности сознательного и бессознательного - редко можно найти еще отношения, которые продолжаются длительное время, несмотря на то, что нахождение в них сопровождается эмоциональным страданием.   Если сознательное и бессознательное не соотносятся друг с другом, как блины в пирамидке, нанизанные на общий стержень, нам необходимо еще одно топическое измерение, которое бы диалектически их соединяло, снимая противоречия этих, казалось бы, диаметрально противоположных позиций. Таким местом как раз и оказывается интерсубъективное - в нем, с одной стороны появляется трансцендентальный субъект (как иллюзорное единство и целостность психической жизни), а с другой - другой в виде цветной обертке вокруг пустого места (символизирующего воображаемое соотношение между углами падения и отражения).    Если несколько упростить, бессознательное отражается в другом и под произвольным углом падает в сознательное. Когда мы строим “реальные” отношения с партнером, нам кажется, что самое главное в этих отношениях - прекрасный мираж на горизонте, к которому хочется приблизиться. Но это не так. Нас бессознательно притягивает невидимое  атмосферное явление, которое создает яркую иллюзию, поскольку благодаря этому воображаемому присутствию мы чувствуем себя целостными и равными себе.   Вот поэтому, используя процедуру типичного жижековского отрицания, я готов предположить, что феномен эмоциональной зависимости, который описывает коммуникацию, на первый взгляд выходящую за пределы здравого смысла -  а именно, включающую в себя сфокусированность на объекте влечения; сохранение отношений, несмотря на вредные последствия; абстиненцию; страх потери объекта зависимости и прочая и прочая - на самом деле является всего лишь гиперболизированной версией “нормальных” отношений. поскольку только такие отношения и могут существовать.    Иначе говоря, эмоциональная зависимость не является вариантом плохих или не очень здоровых отношений, несмотря на то, что традиционно представление привычно маркирует этот феномен как нуждающийся в исправлении. Скорее, под прикрытием эмоциональной зависимости весьма лицемерно прячется возможность отношений вообще - как если бы волк, переодевшись овцой, обвинял пастушью собаку, охраняющую стадо, в злонамерении. Можно сказать, что зависимость лежит в основе любых отношений, поскольку нет средства спрятаться от интерсубъективности - мы нуждаемся в другом, чтобы достроить свою целостность, но эта целостность оказывается иллюзорной и при этом экзистенциально необходимой.      
Подробнее
Реабилитация агрессии / Макс Пестов и Григорий Королев
  В лекции рассказывается о видах и функциях агрессии, а также дается определение агрессии как основной движущей силы изменений (в рамках теории ментального метаболизма Ф. Перлза)
Подробнее
Эмоциональная (не) зависимость | Запись прямого эфира Макс Пестов и Любава Мутилина
  Отвечаем на вопросы:   1. Разберёмся для начала в понятиях. Когда говорят об эмоциональной зависимости/созависимости. Что имеется в виду? Кто такой эмоционально зависимый, кто созависмый?   2. В твоей книге есть такая фраза - эмоциональная зависимость означает использование другого для регуляции своего собственного эмоционального состояния. Можешь привести пару примеров, как это выглядит в жизни, в реальных отношениях ?   3. Можно ли по каким-то признакам самостоятельно себя продиагностировать? Если есть, например, это и это - стоит задуматься?   4. Кто виноват?))) а точнее - если один из партнеров обнаруживает каким-то образом в себе признаки эмоциональной зависимости от отношений - это его личная проблема или это может быть как раз спровоцировано «второй половинкой» (например, какими-то специальными манипуляциями)?   5. Существуют ли те, кого можно назвать эмоционально независимыми? И как достичь этой нирваны?) 6. Часто говорят так - я все время попадаю в зависимые отношения. Это значит уже расстройство? Пора лечиться? Есть ли ответ на вопрос - почему так происходит? 7. Что же делать? Первая зона интереса - как выпутываться из зависимых отношений? Вторая зона интереса - как не попадать в них? И третья - как вообще развивать в себе навыки построения здоровых отношений?
Подробнее
Феноменология пассивной агрессии | Макс Пестов и Любава Мутилина
  В лекции рассказывается о пассивной агрессии с разных позиций - ее феноменолонии, представлению о ПА с точки зрения зависимого поведения, пограничной динамики, отреагирования сепарационной травмы и нарушения способности к ментализация
Подробнее
Работа с зависимым поведением в гештальт подходе / Макс Пестов
  Московская конференция "Гештальт подход в клинической практике", ноябрь 2019
Подробнее
"Привязанность и зависимость в отношениях" | Макс Пестов и Алена Фрюауф
  Лекторий Алтайского интенсива "Гештальт на Катуни-2019"  
Подробнее
"Эмоциональная зрелость в отношениях" | Константин Логинов и Галина Каменецкая
  Лектория VII Дальневосточного интенсива по гештальт-терапии, июль 2019 г., Японское море, пос. Врангель   Ведется набор на следующий интенсив, #восьмойдальневосточный, в июле 2020 г. Точные даты: 20-31 июля. Заявки уже принимаются, вотсапп 8-914-772-40-77
Подробнее
"Взросление: автономия и зависимость" | Александр Мухин
  Лектория VII Дальневосточного интенсива по гештальт-терапии, июль 2019 г., Японское море, пос. Врангель
Подробнее
"Осознанность в отношениях" | Константин Логинов и Анна Коневских
  Лектория VII Дальневосточного интенсива по гештальт-терапии, июль 2019 г., Японское море, пос. Врангель   Ведется набор на следующий интенсив, #восьмойдальневосточный, в июле 2020 г. Точный даты будут известны через неделю. Но заявки уже принимаются, вотсапп 8-914-772-40-77    
Подробнее
123
#психосоматика
#нарциссизм
#андреянов алексей
#привязанность
#эмоциональная жизнь
#идентичность
#интерсубъективность
#константин логинов
#Хломов Даниил
#седьмойдальневосточный
#перенос и контрперенос
#символизация
#шестойдальневосточный
#психическое развитие
#четвертыйдальневосточный
#диалог
#коневских анна
#лакан
#азовский интенсив 2017
#третийдальневосточный
#развитие личности
#Групповая терапия
#галина каменецкая
#пограничная личность
#новогодний интенсив на гоа
#пятыйдальневосточный
#зависимость
#объектные отношения
#психологические границы
#федор коноров
#видеолекция
#вебинар
#сепарация
#коктебельский интенсив 2018
#психотерапия и буддизм
#психические защиты
#партнерские отношения
#кризисы и травмы
#символическая функция
#проективная идентификация
#катерина бай-балаева
#буддизм
#Коктебельский интенсив-2017
#психологические защиты
#желание
#динамическая концепция личности
#наздоровье
#агрессия
#людмила тихонова
#тревога
#эдипальный конфликт
#эссеистика
#ментализация
#слияние
#контакт
#экзистенциализм
#эссенциальная депрессия
#посттравматическое расстройство
#материалы интенсивов по гештальт-терапии
#завершение
#5-я дв конференция
#4-я ДВ конференция
#неопределенность
#травматерапия
#елена калитеевская
#Хеллингер
#стыд
#привязанность и зависимость
#VI Дальневосточная Конференция
#Семейная терапия
#сновидения
#работа психотерапевта
#пограничная ситуация
#зависимость и привязанность
#панические атаки
#сеттинг
#кризис
#алкоголизм
#невротичность
#переживания
#депрессия
#От автора
#работа горя
#теория Self
#сообщество
#гештальтнакатуни2019
#хайдеггер
#денис копытов
#постмодерн
#научпоп
#экзистнециализм
#Индивидуальное консультирование
#свобода
#самость
#осознанность
#шизоидность
#сухина светлана
#теория поля
#расщепление
#контейнирование
#лекции интенсива
#леонид третьяк
#даниил хломов
#мышление
#эмоциональная регуляция
#сопротивление
#теория и практика
#гештальт терапия
#кернберг
#медитация
#что делать?
#феноменология
#теория поколений
#галина елизарова
#Архив событий
#латыпов илья
#Новости и события
#выбор
#василий дагель
#клод смаджа
#время
#Другой
#гештальт на катуни-2020
#интроекция
#самооценка
#елена чухрай
#Тренинги и организационное консультирование
#философия сознания
#гештальт-лекторий
#евгения андреева
#психическая травма
#постнеклассическая эпистемология
#семиотика
#постмодернизм
#случай из практики
#Обучение
#вытеснение
#невроз
#владимир юшковский
#юлия баскина
#Ссылки
#структура психики
#архив мероприятий
#алекситимия
#елена косырева
#Мастерские
#self процесс
#коктебельский интенсив 2019
#эмоциональное выгорание
#цикл контакта
#делез
#алла повереннова
#проекция
#конкуренция
#онкология
#поржать
#костина елена
#азовский интенсив 2018
#отношения
#полночные размышления
#меланхолия
#тренинги
#разочарование
#Боуэн
#означающие
#полярности
#гештальнакатуни2020
#психотерапевтическая практика
#дигитальные объекты
#оператуарное состояние
#истерия
#шопоголизм
#признание
#личная философия
#психоз
#Бахтин
все теги
Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования